Влияние саркопении и гиподинамии на смертность при неалкогольной жировой болезни печени

Малоподвижный образ жизни в немалой степени способствует эпидемии ожирения и неалкогольной жировой болезни печени (НАЖБП) во всем мире. Это послужило основанием для исследования связи между НАЖБП, физической активностью и саркопенией, а также оценкой их вклада в смертность пациентов.

 

Саркопения – это состояние, включающее потерю мышечной массы, мышечной силы и функциональной активности человека. Европейская рабочая группа по саркопении у пожилых определила ее как «синдром, характеризующийся прогрессирующей потерей массы и силы скелетных мышц с риском неблагоприятных исходов, таких как инвалидность, низкое качество жизни и смерть». Распространенность саркопении широко варьируется в зависимости от пола, возраста, метода диагностики и классификации. В США эти цифры составляют от 5 до 13% для лиц 60–70 лет и от 11 до 50% для лиц старше 80 лет. По данным систематических обзоров, саркопения в мире наблюдается у 10% как мужчин, так и женщин. Предыдущие исследования показали, что саркопения независимо связана с повышенным риском не только НАЖБП, но прогрессирования печеночного фиброза.

 

В качестве основных патофизиологических механизмов саркопении у пациентов с НАЖБП рассматриваются инсулинорезистентность и воспаление. Эти нарушения ведут к накоплению триглицеридов в миоцитах и гепатоцитах, индуцируют протеолиз и истощение мышц.

 

Методы исследования
Использовались данные исследования NHANES за 1999–2004 гг. и архивные данные по смертности до 2015 г. НАЖБП диагностировали по индексу печеночного жира (FLI) после исключения вторичных причин стеатоза. Саркопению определяли путем деления безжировой массы аппендикулярных мышц на индекс массы тела. Уровень активности определялся с помощью стандартных самоотчетов.

 

Результаты
Из 4611 участников NHANES (48,2% мужчин; 72,5% белых; средний возраст 45,9 лет) НАЖБП имелась у 1351 (29,3%), из которых 17,7% страдали саркопенией. В группе НАЖБП у 46,3% констатирована недостаточная физическая активность, тогда как промежуточные и идеальные показатели физической активности наблюдались у 14,2% и 39,5%, соответственно. Саркопения была достоверно обратно пропорциональна более высокому уровню физической активности как в группах с НАЖБП (OR = 0,45 [95% ДИ: 0,30–0,69]), так и без НАЖБП (OR = 0,51 [0,35–0,75]). В течение среднего периода наблюдения 13,5 лет в общей сложности умерло 586 пациентов, из которых у 251 имелась НАЖБП. Среди умерших от НАЖБП у 33,0% была саркопения, а у 54,3% – гиподинамия. По сравнению с НАЖБП без саркопении, НАЖБП с саркопенией ассоциировалась с более высоким риском общей (ОR = 1,78 [1,16-2,73]), кардиологической (ОR = 3,19 [1,17-8,74]) и онкологической смертности (ОR = 2,12 [1,08–4,15]).

 

Выводы
Недостаток физической активности ассоциирован с наличием саркопении, в то время как саркопения связана с повышенной смертностью среди пациентов с НАЖБП. Оценка мышечной массы и уровня физической активности должна стать частью клинического обследования пациентов с НАЖБП.

 

 

Перевод: Буеверов А.О., д.м.н., профессор Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, ведущий научный сотрудник МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского

3 сентября 2020

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *